в разделе ,

Людовик XIV как военный деятель

Людовик XIV не был реформатором и великим генералом. Вильгельм Оранский, Карл X и Карл XI шведский, Фридрих III датский, Иоанн Собеский польский, вели свои войска в бою; но Людовик казался военным гением только в глазах своих придворных и слуг.

После падения Маастрихта в июле 1673 года даже великий Кольбер льстил королю: «все кампании Вашего Величества имеют тот характер удивления и изумления, который овладевает духом и оставляет ему только одну свободу, чтобы восхищаться…. Надо признать, что никто, кроме Вашего Величества, не думал о таком необычном способе обретения славы».

Десять месяцев спустя, после взятия Безансона, Кольбер писал: «Надо, Сир, молчать, восхищаться, благодарить Бога каждый день за то, что мы родились в царствование такого короля, как Ваше Величество, у которого нет пределов его власти, кроме его собственной воли».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
«Король-солнце» как государственный деятель

Людовик вмешался в детали военного управления и юрисдикции, возможно, потому, что он осознавал свои собственные недостатки как военачальника и хотел утвердить свою волю в этой сфере тоже; ибо именно во время его правления была установлена власть государства над армией.

В 1674 году, когда сержант полка де Дампьер удостоился похвалы за отличную службу в Голландии, его генерал сообщил: «Его Величество желает, чтобы Лафлер имел чин лейтенанта в полку де Дампьер, и в то же время ему дали премию в пятьсот ливров».
Этот король, несколько отличающийся от клише учебников, которые возникают из таких действий. Даже если они были предприняты в качестве средства утверждения его контроля, они показывают личный интерес к людям, которые завоевывали славу для него.

Приобретение славы было действительно основным мотивом Людовика в проведении своей внешней политики. Как сказано в Королевских мемуарах: «…вы всегда будете наблюдать во мне одно и то же постоянство в работе, ту же твердость в моих решениях, ту же любовь к своему народу, ту же страсть к величию государства, ту же страсть к истинной славе…». По этим соображениям даже королевские любовные похождения должны были быть принесены в жертву, ибо Людовик считал, что «…время, которое мы отдаем нашей любви, никогда не должно быть принято в ущерб нашим делам, потому что нашей главной целью всегда должно быть сохранение нашей славы и нашего авторитета, ни один из которых не может быть поддержан абсолютно без усердного труда».

Понравилась статья? Сделайте репост, чтобы поделиться ею с друзьями!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Приверженец божественного права Людовик XIV

Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

На диване

Как не замерзнуть в доме зимой

Россия

Как выглядят плацкартные вагоны в разных странах мира. Часть 1