в разделе

Нюрнбергский процесс или последние слова нацизма


Последние слова нацистов, приговоренных к смертной казни через повешание, на эшафоте:

1. Герман Геринг (самоубийство перед казнью)

Рейхсмаршал, главнокомандующий военно-воздушными силами Германии. Являлся самым важным подсудимым. Приговорен к смертной казни через повешение. За 2 часа до исполнения приговора отравился цианистым калием, который был ему передан при содействии Э. фон дер Бах-Зелевского.

В предсмертной записке Геринг написал «Рейхсмаршалов не вешают, они уходят сами».

2. Ганс Франк

Глава оккупированных польских земель. 12 октября 1939, сразу после оккупации Польши, был назначен Гитлером руководителем управления по делам населения польских оккупированных территорий, а затем генерал-губернатором оккупированной Польши. Организовал массовое уничтожение гражданского населения Польши. Приговорен к смертной казни через повешение. Приговор приведен в исполнение 16 октября 1946 года.

Последние слова на эшафоте: «Я благодарен за хорошее обращение во время моего заключения и прошу Бога принять меня с милостью».

3. Иоахим фон Риббентроп

Министр иностранных дел нацисткой германии. Советник Адольфа Гитлера по внешней политике.

Последние слова на эшафоте: «Боже, храни Германию. Боже, будь милостив к моей душе. Моё последнее желание, чтобы Германия вновь обрела своё единство, чтобы взаимопонимание между Востоком и Западом вело к миру на Земле».

4. Вильгельм Кейтель

Начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии. Именно он подписал акт о капитуляции Германии, закончивший Великую Отечественную войну и Вторую мировую войну в Европе. Однако, Кейтель советовал Гитлеру не нападать на Францию и противился плану «Барбаросса». Оба раза он подавал в отставку, но Гитлер ее не принимал.

Последние слова на эшафоте: «Я прошу всемогущего Господа быть милосердным к народу Германии. Более двух миллионов немецких солдат погибли за отчизну до меня. Я иду за моими сыновьями — во имя Германии»

С петлёй на шее он прокричал : «Deutschland über alles!» («Германия превыше всего»)

5. Эрнст Кальтенбруннер

Руководитель РСХА — Главного управления имперской безопасности СС и статс-секретарь имперского министерства внутренних дел Германии.

Последние слова на эшафоте: ««Glück auf, Deutschland!» («счастливо выбраться, Германия!»)».

6. Альфред Розенберг

Один из наиболее влиятельных членов национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП), один из главных идеологов нацизма, рейхсминистр по делам Восточных территорий.

Последние слова на эшафоте: отказался.

7. Вильгельм Фрик

Министр внутренних дел Рейха, рейхсляйтер, руководитель депутатской группы НСДАП в рейхстаге, юрист, один из ближайших друзей Гитлера в первые годы борьбы за власть.

Последние слова на эшафоте: «Да здравствует вечная Германия!»

8. Юлиус Штрейхер

Гауляйтер, главный редактор газеты «Штурмовик» (нем. Der Sturmer — Дер Штюрмер).

Ему было предъявлено обвинение в подстрекательстве к убийствам евреев, что подпадало под Обвинение 4 процесса — преступления против человечности. В ответ Штрейхер назвал процесс «триумфом мирового еврейства».

Последние слова на эшафоте: «Я отправляюсь к Богу. Однажды большевики повесят вас!»

Затем он несколько раз выкрикнул: «Хайль Гитлер!»

9. Фриц Заукель

Руководитель принудительными депортациями в рейх рабочей силы с оккупированных территорий. Приговорен к смертной казни за военные преступления и преступления против человечества (главным образом за депортацию иностранных рабочих).

Последние слова на эшафоте: «Я уважаю американских офицеров и солдат, но не американскую юстицию».

10. Артур Зейсс-Инкварт

Немецкий государственный деятель Третьего рейха, национал-социалист, обергруппенфюрер СС (20 апреля 1941), правитель Австрии, оккупированных Польши и Нидерландов, военный преступник, казнённый по приговору Нюрнбергского трибунала за преступления против человечества.

Последние слова на эшафоте: «Надеюсь, что эта казнь будет последней трагедией Второй мировой войны и что случившееся послужит уроком: мир и взаимопонимание должны существовать между народами. Я верю в Германию»

Загрузка...

Один комментарий

Добавить комментарий
  1. Поучительно сравнить слова этих мужественных людей с тем, что говорили в аналогичной ситуации перед лицом неминуемой смерти некоторые представители пресловутой «ленинской гвардии»: Пятаков: «Я слишком остро сознаю свои преступления, и я не смею просить у вас снисхождения. Я не решаюсь просить у вас даже пощады. Через несколько часов вы вынесете ваш приговор. И вот я стою перед вами в грязи, раздавленный своими собственными преступлениями, лишенный всего по своей собственной вине…»; Радек: «После того, как я признал виновность в измене родине, всякая возможность защитительных речей исключена. Нет таких аргументов, которыми взрослый человек, не лишенный сознательности, мог бы защитить измену родине… Мы, и я в том числе, не можем требовать никакого снисхождения, не имеем никакого на это права»; Бухарин:«Чудовищность моих преступлений безмерна, особенно на новом этапе борьбы СССР. Пусть этот процесс будет последним тягчайшим уроком, и пусть всем будет видна великая мощь СССР, пусть всем будет видно… мудрое руководство страной, которое обеспечено Сталиным»; Ягода: «Я был руководителем величайших строек-каналов. Я не смею просить пойти работать туда хотя бы в качестве исполняющего самые тяжелые работы… Я бы не смел просить о пощаде, если бы не знал, что данный процесс является апофеозом разгрома контрреволюции, что страна уничтожила все очаги контрреволюции и Советская страна выиграла, разбила контрреволюцию наголову».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

35 прекрасных еврейских пословиц

10 самых интересных фактов о якудза